/head>

Европе обеспокоены неспешным ходом

Ландсбергис сказал, что в Европе обеспокоены неспешным ходом реформ в Украине и тем, что борьба с коррупцией продвигается очень медлительно. «Есть много сигналов из Киева, которые вызывают обеспокоенность: о том, что не все реформы начались, что борьба с коррупцией продвигается очень медлительно, что олигархи имеют такую же власть, как во времена Януковича», — сообщил Ландсбергис.

В целом 57,2% опрошенных считают, что ситуация с коррупцией в Украине за последние полгода осталась постоянной, 27,7% ответили, что ситуация усугубилась, 15,1% респондентов отмечают улучшение ситуации. Заместитель главы администрации президента по вопросам проведения административных, соц и экономических реформ Дмитрий Шимкив отметил, что проведение схожих опросов позволяет оценить, как общество принимает проводимые в стране реформы. «Я, может быть, не настроен так оптимистично, что за три месяца бюрократы, лицезрев данное Нанесение логотипа исследование, стихнут. Но они усвоют, что этот процесс мониторится, и это позволяет осознать, где конкретно это происходит (бюрократы берут взятки, — ред.)», — выразил мировоззрение он. Исследование на тему «Поменялся ли уровень коррупции в муниципальных органах после Революции Плюсы? Взор украинского бизнеса» провели Transparency International Украина, ПриватБанк, ООО Аудиторская компания «ПрайсвотерхаусКуперс» и компания GfK Ukraine в феврале-марте.

Я не могу сказать, когда вялость станет неодолимой, но я надеюсь, что у Украины еще есть довольно времени, чтоб стабилизировать ситуацию. Для меня один из последних сроков — июнь», — добавил он.

Он выделил, что такие страны, как Литва, Польша, Латвия, Эстония — будут поддерживать Украину столько, сколько необходимо. «Но другие — может, и нет. Страны Западной Европы желают быть убеждены, что есть точный прогресс. Если наикрупнейшие из их ощутят вялость, тогда начнутся темные деньки для Украины», — сообщил он. Ландсбергис выразил надежду,что Украина все еще имеет довольно времени, чтоб стабилизировать ситуацию. «Я только осознаю, что если мы можем начать терять надежду, то наименее оптимистичные страны теряют ее резвее.